В Чувашии пройдет VII Всероссийский слет студенческих поисковых отрядов

В Чувашии пройдет VII Всероссийский слет студенческих поисковых отрядов

Легенды нужны. Но врать нельзя

С 24 по 27 марта в столице Чувашии соберутся 150 активистов поиска из 43 регионов страны.
Выбор Чебоксар местом для проведения такого престижного мероприятия не случаен — в последние годы у нас динамично развивается поисковое движение, в том числе среди учащихся и студенческой молодежи. Поисковые отряды двух ведущих столичных университетов — «Георгиевская лента» ЧГУ имени И.Н. Ульянова и «Память» ЧГПУ имени И.Я. Яковлева давно известны за пределами республики. А осенью прошлого года делегация поискового движения Чувашии, сформированная из представителей этих двух отрядов, на окружном слете поисковых отрядов «Никто не забыт» уверенно заняла первое место. Сегодня мы познакомим читателей с лидерами студенческих поисковых отрядов «Георгиевская лента» и «Память» — Сергеем Кодыбайкиным и Николаем Мясниковым.

Над окопами цвели пионы…

 

Сергей Кодыбайкин, доцент кафедры археологии, этнографии и региональной истории ЧГУ имени И.Н. Ульянова, кандидат исторических наук, руководитель поискового отряда «Георгиевская лента».

— В школе, в студенческие годы вы думали, что будете заниматься поисковой работой? Вообще имели тогда представление, что существует такое направление, когда в местах бывших боевых действий можно поднимать останки погибших бойцов?
— Наверное, все-таки нет. В советских фильмах, конечно, иногда это проскальзывало. Вот в фильме «Минута молчания» строят дорогу, находят заброшенную могилу. Вот я так и представлял. «Наверное, кто-то и так лежит», — мог я, подумавши, сказать. Но чтобы в таком количестве находили погибших солдат, и представить не мог. Я узнал об этом, когда Полина Груздева стала у нас работать, начала выезжать с поисковиками-нижегородцами. Тогда и информация об этом стала проходить в СМИ.
— Помните вашу первую поездку в качестве командира отряда?
— Состоялась она благодаря Дмитрию Захарову (нынче министр образования Чувашской Республики, — Авт.). Он рассказывал о поисковых отрядах. Тут у меня возникала мысль — неплохо бы съездить, посмотреть, поработать. Захаров как раз перешел к нам из педуниверситета. Как-то подошел ко мне и говорит: «Ты интересуешься поиском. Давай создадим отряд». Декан нас поддержал. Захаров ребят собрал. Говорит, выезжаем в августе. Я уехал в отпуск. На обратном пути, в Москве, звонит мне Олег Широков, декан факультета, и говорит, что Захаров перешел на работу в администрацию города и что он поручил подготовку экспедиции Михаилу Федулову. Михаил все сам закупил. К моему приезду все было готово, 8 студентов. Я тогда о работе командира ничего не знал, Захаров мне общие сведения подкинул. И вот Смоленская область. Студенты не подготовлены вообще никак. Я с ними первый и единственный раз ругался…
Потом я узнал, что в тех местах воевал мой дядя (потом он погиб) и был представлен к первой своей медали «За отвагу». Это Духовщинский район. Как раз осенью 1943 года там шли тяжеленные бои. Мой дядя Всеволод в 21 год в январе 1942-го был призван на фронт. В этом же году он вступил в партию. И всегда был рядовым. Когда мне говорят, что в партию вступали, чтобы откосить, я не согласен. У партийных было несколько прав. Первое право — первым встал в атаку. Второе — ты никогда не отступишь. И третье — тебя расстреляют первым, если попадешь в плен. И больше нет никаких прав. И вот он- рядовой красноармеец роты автоматчиков. Судьба — пропал без вести. Мой отец его нашел, ему пришло письмо из Витебского военкомата, что рядовой Кодыбайкин Всеволод Григорьевич не пропадал без вести, он погиб и похоронен на братском кладбище в селе Вороны. 500 человек в деревне, а братское кладбище на 15 тысяч.
— Как ваш отряд начал счет поднятым бойцам?
— Самого первого бойца наш отряд нашел благодаря Олегу Тюнтереву. Мы приехали под город Белый Тверской области. Там в июле 1942 года наши войска понесли большие потери. Первый вечер. Мы располагаемся. Я говорю: «Сегодня отдыхаем». Тюнтеров говорит: «Дайте мне миноискатель, я сбегаю, поищу». Уже темнеет. Приносит котелок, патроны и косточку. «Кто, — говорит, — разбирается? Это что?» Я тоже тогда в этом не очень разбирался. А Таня Суворова (сегодня — Татьяна Егорова, — Авт.) смотрит и говорит: «Это кость человека». Нас, приезжающих, ставили туда, где уже копали — чтобы мы свежим взглядом еще раз прошлись. И, казалось бы, вот они — 5 ячеек… Мы все эти ячейки пробили и подняли 5 бойцов.
— Где лично вы подняли своих первых бойцов?
— На Мекензиевых горах — это в Крыму, севернее Севастополя. Мы пошли в Темную балку. Заросло все кустарником. Следы окопов. Где начинать копать? Ребята на меня смотрят. А там пионы крымские растут — красивые цветы! Но каждый из них стоит 5 тысяч — такой штраф. Я думаю, что же делать? Выбрал ложбиночку, и ребята потихоньку начали копать. И вот пошли кости. Первая, вторая… Два бойца. Оба попали под мину. Одного разорвало, он по кусочкам лежал, другого нашпиговало. Вот это, наверное, самое запомнившееся. А ребята старались лишний раз цветы не трогать. Если кто-то случайно задел — сразу поправил….
— Сейчас в музее часто проводите экскурсии. О каком экспонате дети чаще всего спрашивают?
— Самый интересный экспонат в нашем музее — бутылка из-под шампанского. Я спрашиваю у детей: «Знаете, что за бутылки зеленые, вытянутые?» Они говорят: «Шампанское!» «Да! — отвечаю я. — Мы их много находим в местах боев под Севастополем». Родников там почти нет, редкие колодцы во время войны были отравлены. Вот и выдавали вместо воды шампанское: офицеру на день — одну бутылку, рядовым — одну на двоих. Шампанское заливали в пулемет «Максим» для охлаждения ствола. Кашу варили на шампанском, в том числе и для детей. Брились офицеры с шампанским — офицер всегда офицер, он и на передовой должен оставаться выбритым и подтянутым. А что про оружие? Автомат — так автомат, пулемет — так пулемет, это не всех интересует…
— Если сравнить молодежь прежнюю и сегодняшних дней, какие чувства?
— Меняется молодежь. И общественная память сильно изменилась. Это заметно на подрастающем поколении. Двадцать лет назад, когда я начинал работать в университете, я не мог и подумать, что Великую Отечественную войну будут путать с Отечественной войной 1812 года. Сейчас я уже этому не удивляюсь вообще… Лучшие ученики в поиске? Лучшие ученики — не подходит определение. Лучшие бойцы. Они работают, работают, работают. Вкалывают. Бывало, в начале экспедиции все 10 дней вкалывают не по 8, а по 10 часов. Железо всякое есть, а останки — не нашли. И продолжают копать, и в следующий раз опять едут. И таких много. И если я кого-то вспомню, а кого-то не вспомню, мне будет стыдно. И мне стыдно даже в узкой компании не назвать кого-то.
— Сегодня все больше и больше информации о войне становится доступной.
— Да, это так. Многие факты превратились в легенды. Легенды нужны. Но врать нельзя. Нужно исследовать правду о войне, и говорить эту правду.

Наше Заволжье — уникальное место

 

Николай Мясников, старший научный сотрудник археологического направления Чувашского государственного института гуманитарных наук, доцент кафедры отечественной и всеобщей истории ЧГПУ имени И.Я. Яковлева, кандидат исторических наук, руководитель поискового отряда «Память».

— Чем запомнилась ваша первая экспедиция? Где и когда она прошла?
— В 2014 году, в урочище Гайтолово Ленинградской области меня посвящали в поисковики студенты, у которых был опыт больше, чем у меня. Во время посвящения я прыгнул в холодную реку, на следующий день заболел, но продолжил работать.
— А помните подъем первого вашего бойца?
— Это было в первый день вахты 2014 года. Останки принадлежали, по-видимому, командиру танка Т-34. Вокруг него было множество бронеосколков и деталей танка. А в кармане погибшего были загадочные часы с приборной панели и перочинный ножик с надписью «Маруся», видимо, подаренный девушкой. Медальон, к сожалению, оказался незаполненным.
— В ходе экспедиций было немало находок. Какая из них больше всех дорога?
— Дорога находка — зеркальце, на оборотной стороне которого сохранилась фотография молодого мужчины в гражданской одежде. Зеркало было найдено с останками. Мы попытались отыскать этого человека по фотографии, но пока не смогли.
— Вы организовали экспедиции не только в места бывших боевых действий Великой Отечественной войны, но и в чувашское Заволжье. В чем его значение?
— Чувашское Заволжье — уникальное место. И в археологическом, и в поисковом отношении. Здесь в 1942-1944 годах дислоцировались запасные части, которые отправляли обученное пополнение на фронт. Есть здесь до сих пор сохранившиеся военные городки, заметные невооруженным взглядом остатки окопов, землянок и другое. Здесь было очень много уникальных находок. Данные места при соответствующей инициативе, поддержке и финансировании могли бы стать базой для поисково-патриотических лагерей и других мероприятий, музеем под открытым небом.
— Вместе с вами прошли поисковыми тропами десятки студентов. Кого из них назвали бы наиболее активными?
— Есть ребята, которые и после окончания вуза продолжают заниматься поиском и привлекают к этому школьников — Анна Володина, Андрей Никифоров, Роман Васильев, Ирина Архипова. Особенно радуют те, кто выбрал научную стезю. Такие, как Екатерина Осипова, аспирантка-археолог Института востоковедения в г. Москве.
— Занимаетесь поиском не первый год. Что-то удалось, что-то нет. О чем жалеете?
— Жалею, что не хватает времени хорошо, подробно поработать с архивными документами и фотоснимками до поездки на вахту.
— Связано ли участие в поиске с историей вашей семьи, с ее боевой родословной?
— Участие в поиске побудило меня лучше изучить историю боевого пути моих родственников и моей жены. В Государственном историческом архиве Чувашской Республики я смог найти уникальные документы по боевой биографии моего деда Мясникова Николая Григорьевича.

УЧЕНИКИ ОБ УЧИТЕЛЯХ

АННА ВОЛОДИНА, руководитель поискового отряда «Феникс» чебоксарской школы № 59 г. Чебоксары, выпускница ЧГПУ имени И.Я. Яковлева 2016 года:

«С Николаем Станиславовичем Мясниковым я познакомилась в 2013 году, когда он стал руководителем поискового отряда «Память». От него мы узнали, что он археолог и с поиском он почти не знаком. Но в первой же экспедиции он показал себя с отличной стороны. Ему удалось вывести деятельность отряда на новый уровень: мы начали уделять внимание проектной деятельности, больше проводить уроки мужества для студентов и школьников, у отряда появился полноценный музей… Мясников познакомил нас с археологией. И сейчас бойцы отряда принимают активное участие не только в поисковых, но и в археологических экспедициях. Николай Станиславович — отзывчивый человек, всегда готов прийти на помощь. Он поддерживает и школьные поисковые отряды, с удовольствием проводит для них лекции, экскурсии, приглашает в экспедиции, своим примером заряжает остальных на работу».

ТАТЬЯНА ЕГОРОВА, руководитель поискового отряда «Будайка» чебоксарской школы № 6 г. Чебоксары, выпускница ЧГУ имени И.Н. Ульянова 2019 года:

«Впервые о Сергее Николаевиче Кодыбайкине я услышала сразу, как поступила на историко-географический факультет ЧГУ. Об этом преподавателе ходили легенды — он, мол, очень строгий, его все боятся, но интереснее, чем он, про историю Чувашии никто не расскажет. Так и было. Опаздывающих Сергей Николаевич на пару не пускал, к его семинарам надо было тщательно готовиться, уметь объяснить любой сложный термин. А рассказывал он так, что мы все рты открывали, настолько интересно было… И вот весна, старшекурсники предлагают поехать на раскопки, Сергей Николаевич — командир. Мы подумали, что наверняка это будет интересно, и отправились в Тверскую область, в Бельский район. Вот тут-то Сергей Николаевич и раскрылся совершенно с другой стороны! Оказалось, что это очень опытный турист, достаточно либеральный по отношению к студентам человек, не боящийся тяжелого физического труда и готовый на равных работать со всеми. Вечерами у костра мы заслушивались его интереснейшими историями. А утром Сергей Николаевич неизменно вставал вместе с дежурными по отряду и наставлял их, как зажечь костер с одной спички или сварить рис, чтоб не слипся. Потом было еще много совместных экспедиций. Все мы учились у Сергея Николаевича чему-нибудь, но он часто говорил, что и сам многому учится у студентов. Удивительный человек, удивительный командир, желаю каждому попасть с ним в экспедицию!»

ВИКТОР СОРОКИН, студент 3 курса ЧГУ им. И.Н. Ульянова, зам. руководителя поискового отряда “Георгиевская лента”.

Во время первой экспедиции в 2015 году в Тверскую область познакомился с отрядом «Георгиевская лента», это и стало причиной выбора после школы ЧГУ, факультета и отряда. С 2018 года — боец отряда «Георгиевская лента», после весенней экспедиции в 2018 году стал заместителем командира. Ежегодно — две экспедиции. Отряд дал мне надёжных товарищей и друзей, в школьные годы бойцы отряда мне были как наставники, сейчас же я уже сам собираю ребят в отряд. Когда проходишь экспедицию, появляется командный дух, который позволяет преодолеть многие трудности и достичь новых высот.

Евгений Шумилов,
председатель совета регионального отделения ООД «Поисковое движение России» в Чувашской Республике
Опубликовано: 23 марта 2022 г.


Советская Чувашия
23 марта 2022
09:16
Поделиться